Вход

0

14635

2

Модные слова «ретрит», «випасана» вовсю используются в нашей тусовке, и уже молодые девушки спрашивают друг друга: «А ты была в этом сезоне на випасане?» И это звучит так же, как несколько лет назад: «А ты была на Мальдивах»? В России началась мода на духовные практики — это приятно, дешево и круто выглядит. Но что на самом деле такое ретриты, випасана, медитация? В чем их цель? Об этом постоянный колумнист FinBuzz Алексей Савкин поговорил с учителем из медитационного центра «Дипабхаван», буддийским монахом Пра Випула Дхаммо.


Необходимое пояснение

Девять лет назад этого человека звали Хуберт Дрозд и он был вполне успешным предпринимателем. Затем он оставил пост коммерческого директора торгового дома и переехал из Санкт-Петербурга в Таиланд, где было организовано его посвящение в монахи. Последние пять лет Тан Хуберт (тан — уважительное обращение к монахам в Таиланде) является учителем ретритного центра «Дипабхаван», который находится в горах острова Самуи.

Ретрит — очень удачный термин, в переводе с английского означающий «отступление». Внешне «отступление» от повседневной жизни на ретрите выглядит так: семь дней ученики не пользуются электронными приборами (все гаджеты сдаются в камеру хранения), спят на деревянных топчанах, встают в 4:30 утра, живут по строгому расписанию, едят простую вегетарианскую пищу и медитируют по семь часов в день. И главное: сохраняют абсолютное молчание на все время ретрита. Итак, в чем же цель этой практики?

«Посмотреть на себя со стороны»

— Мне кажется, что в последнее время понятие «ретрит», «випасана» — стали этакими модными словами, и от этого планка понижается…

— По-моему, лучше иметь о чем-то даже общее представление или просто поверхностное, чем никакого. Если что-то считается элитарным, то это становится недоступным. Возьмем спорт. Спорт не страдает от того, что становится общедоступным, его планка не понижается, а достижения не уменьшаются. Хотя человек может пойти в спортзал и заниматься просто беседой. На дорожку встал, пять минут пробежал и два часа общался. Он просто берет то, что ему посильно и что нравится. А если спортзал закрыть и сказать — примем только, когда пройдешь обследование, когда подготовишься дома, когда у тебя будет персональный диетолог, — то он просто не станет ходить.

— У меня есть друг, который считает, что делу надо отдаваться полностью или не делать вообще. И если заниматься духовной практикой, то уходить в монастырь, или построить скит в лесу и полностью посвятить себя этому… А так, по его мнению, это все глупости и потребительство.

— Это перфекционизм и идеализм, и не имеет к жизни никакого отношения. Если бы Билл Гейтс у себя в подвале думал: «IBM — это бизнес, а у меня — чепуха», он бы тогда просто не начинал! Я замечаю, что идеализм часто присутствует как оправдание своим действиям (бездействию). Люди не могут или не хотят ничего делать, даже не хотят попробовать, приложить усилий, и они оправдывают это тем, что «все надо делать или идеально, или никак».

— Главный вопрос: что такое ретриты и випасаны?

— Випасана, как часть буддистской практики, это техника медитации, техника самопознания. А ретрит — это такое мероприятие, которое помогает людям посвятить какое-то определенное время исключительно этой практике. Поэтому это и называется ретритом — «отступлением». Мы так организовываем свою жизнь, чтобы отступить от повседневных, обыденных дел и посмотреть на себя немного со стороны. Часто жизнь настолько затягивает, что становится сложно увидеть — кто я, какой я, что я делаю, почему именно этим занимаюсь? И в результате жизнь идет по инерции.

Поэтому ретрит — это возможность, «отойдя», посмотреть на себя и все, что нас окружает, с дистанции, более объективно. Какое место я занимаю в жизни, как я строю свою жизнь? Человек ищет ответы на эти вопросы. Это помогает повысить свой уровень осознанности и потом строить свою жизнь более осмысленно. Не в силу сложившихся обстоятельств и привычки, не в силу воспитания и обусловленности, а более целенаправленно.

— Вы считаете, что люди не умеют управлять своей жизнью? Те, кто будут читать это интервью, в основном, успешные люди.

— Да, они успешны. Но сколько людей выбрало свой бизнес? Сколько людей занимаются своей работой по осознанному выбору? Очень часто бизнес или дело, которым люди занимаются, просто им достались в силу каких-то обстоятельств. А действительно ли люди занимаются тем, чем хотели? Действительно ли мы живем так, как хотим? Действительно ли мы формируем свой характер? Или он обусловлен разными факторами — где мы родились, как мы воспитывались, к чему привыкли с самого начала.

— Как конкретно випасана и ретрит позволяют понять свои желания, лучше управлять своей жизнью?

— Эти практики помогают отпустить свою вовлеченность и посмотреть на себя и свою жизнь как будто со стороны. Менее вовлеченно — более объективно.

— Как это происходит и что для этого нужно?


— Нужно найти подходящее спокойное место и выделить определенное время, обычно это неделя или десять дней, чтобы только наблюдать. Не решать что-то, не исправлять что-то, а просто наблюдать. Только когда мы наблюдаем, мы можем быть более свободными. И мы можем отпускать. А для этого нужны условия. Ретрит их предоставляет. На ретрите не надо заботиться о решении своих дел, не надо думать о бытовых проблемах (жизнь практикующих идет по расписанию и организована), не надо думать о бизнесе (участники во время ретрита живут без какой-либо связи). Распорядок дня и дисциплина — все это как раз для того, чтобы перейти от человека действующего к человеку наблюдающему. Нет деятельности, вовлеченности. Поэтому, практикуя, мы не разговариваем — ведь разговор это форма действия, форма вовлеченности.

Единственная активность на ретрите — это медитация. Медитация тоже учит нас развивать наблюдательность на глубоком уровне. Чтобы мы не вовлекались не только во внешние действия, а не вовлекались в себя. Мы учимся не вовлекаться на умственном, эмоциональном уровне. Медитация развивает такие качества как спокойствие. Ведь не вовлекаться — значит быть спокойными. Беспокойный ум сразу видит во всем опасность или корысть. И начинает думать — что присвоить, а что прогнать. А спокойный ум может все допустить. Приходит хорошее — и мы не развиваем привязанность к этому. Приходит плохое — и мы не прогоняем это. Это нужно, чтобы всесторонне познавать себя, как с хорошей стороны, так и с не хорошей, без предпочтений, без суждений, познавать открыто все свои реакции, эмоции, мысли.

— Мне кажется, что медитация — такое затертое слово, все им оперируют, но не знают, что это такое. Некоторые считают медитацию переходом в некое трансцендентное состояние, в астральные миры и бог знает куда. А что такое медитация на самом деле?

— Буддистская медитация — это инструмент, всегда приближающий нас к реальности. Это не транс и не трансцендентальные ощущения. Только когда мы приблизимся к реальности, когда мы познаем себя, мы не хотим убегать — в эти, как вы говорите, астральные миры. Бегство от реальности может быть разным. Кто-то не справляется с жизнью — стресс, депрессия, проблемы, и он убегает от реальности – смотрит сериалы, сидит в интернете. Он всегда «онлайн» с виртуальной реальностью и «офлайн» с настоящей. Есть и более разрушительные формы бегства — люди напиваются, принимают наркотики. А кто-то может сказать — я духовной практикой занимаюсь. Но и это может быть тоже бегством от реальности — в какой-то транс.

Но, повторю, медитация должна нас приближать к реальности. Только когда мы приближаемся к себе, познаем, какие мы есть, мы можем понимать себя. Мы можем исправляться, делать свою жизнь лучше. Потому что когда мы убегаем, даже если это бегство успешное, всегда нужно будет вернуться. И очень часто возвращение в реальность — это больно. Если человек напьется, он протрезвеет. И оказывается, что проблемы никуда не делись, они только накапливаются. Бывает так, что некоторые убегают от реальной жизни, от общества в ретриты, в медитацию. И вместе того, чтобы, пройдя ретрит, приобрести что-то ценное, развить умелые качества, а потом вернуться в общество и улучшить атмосферу в жизни, в семье, на работе, в общении — они вообще не хотят возвращаться. Почему? Потому что они не развили ничего, им нечего предложить. Они, на самом деле, даже занимаясь духовными практиками, нисколько не развиваются.

— А сюда люди приезжают, как в бегство?


— На каждом ретрите есть такие люди.

— Вы видите таких людей?


— Вижу. Есть люди, которые живут от ретрита к ретриту. Есть люди, которые путешествуют по всему миру и очень часто посещают ретриты. Устали от жизни — возвращаются на ретрит. На ретрите устали — возвращаются в жизнь. Но они возвращаются в мир не для того, чтобы приносить пользу, а для того, чтобы просто самому отдохнуть и удовлетворить свои желания — плотские, чувственные. Жизнь бьет их — и возвращаются на ретрит. Но не для того, чтобы работать над собой, а просто чтобы немного передохнуть. Это довольно распространенная ошибка. Но, повторю, что любая умелая практика — випасана, медитация, ретриты — в любой форме и в любых проявлениях должны быть не бегством, а наоборот, приближением к реальности.


«В природе нет хорошего и плохого»

— Давайте поговорим об осознанности и реальности. Вы уверены, что это приближение к реальности и осознанная жизнь — раскрывают лучшие качества, а не наоборот? Бывают ли изначально, в сущности своей — темные люди?

— Не бывают.

— Почему вы так считаете?

— Потому что в природе нет хорошего и плохого, темного и светлого. Осознанность — это чистый инструмент. Чем отличается осознанность от знания? Это со знанием бывает так, как вы говорите, знание может быть плохим и хорошим. Знание подчас не имеет отношения к реальности. Знания — это просто мысли, фантазии, иллюзии. А осознанность — это чистый инструмент, когда видим себя, свои привычки, свое поведение. Видим, что мы злимся, что мы жадные, что у нас характер эгоистичный. Когда мы действительно увидим это в себе, увидим подлинную природу этого всего, ум отпустит неведение.

Будда говорил, что причиной «черной стороны» нашего поведения, которая приносит страдание, является неведение, иллюзия. Иллюзия того, что мы должны быть эгоистами. Потому что если мы не эгоисты, нас другие потеснят, оскорбят, мы что-то потеряем. И мы должны уметь постоять за себя. Мы должны видеть в других врагов. Это иллюзия. Надо увидеть — что можно быть добрым, что можно ничего не защищать, что все приходит и все уходит. Осознанность — это не знать, осознанность — это видеть.

— Поясните.

— Практикуя осознанность, мы видим: что полезно, что бесполезно. Мы видим, какие наши решения, какие наши поступки приносят нам счастье, улучшают нашу жизнь, а какие — ведут к деградации. Какое наше поведение приносит пользу, а какое — вред. И это не понимание. Понимание ума — это всего лишь вкус ума, вкус к идеям, взглядам. Понимание — это всего лишь концепция, иллюзия, мы в своем понимании запутываемся. Это иллюзия, это не реальность, своего рода ложь. Оно иногда схоже с реальностью, иногда близко к реальности, а иногда совсем отдалено от реальности. А когда мы видим реальность — мы видим правду. И то, что мы увидели — мы осознали. Хорошо, когда мы видим себя такими, какие мы есть, наблюдаем, а не думаем.

Мысли — это всего лишь идеи, подчас они не имеют ничего общего с реальностью. Почему люди так часто страдают? Потому что постигают мир, развивают свои ценности путем мышления. Сидят себе дома на диване и думают, какой должна быть жизнь, какими должны быть люди, какие идеи должны быть, какие ценности. И придумывают себе образец жизни, идеальный мир, а потом выходят на улицу — и оказывается, что мир не соответствует их представлениям. Медитация — это не думать, а смотреть, какой жизнь действительно является. Смотреть, полезной или бесполезной мы живем жизнью, мудрые совершаем поступки или глупые, приносят они страдания или счастье.

— Что происходит с людьми после возвращения в мир?

— После ретрита люди часто бросают медитировать, потому что не хватает друзей, которые их понимают, не хватает поддержки. Жизнь такая быстрая, такая суетливая, что люди тут же вовлекаются — и снова становятся неосознанными. Как часто можно целый день прожить, не осознавая, что я делаю и зачем. Просто по накатанной дорожке. Нужно иметь силу воли, чтобы после ретрита практиковать. Например, на работе наблюдать, какие эмоции проявляются, какие реакции. Ретрит не предоставляет полной возможности для практики. Это может быть началом, стимулом. Практику ретрита нужно распространить на все уровни жизни. Развивать свое моральное поведение, практиковать нравственность.

— Любое осознание в моменте — например, когда ругаешься на совещании и осознаешь свои ощущения в теле, эмоции, мысли — это своего рода медитация?

— Да, это медитация в действии. Медитация — это не техника сидения на полу. Это техника развития внимательности и осознанности. Мы на ретрите практикуем медитацию при ходьбе. Можно идти на работу и тоже практиковать медитацию при ходьбе. Можно решать какие-то дела. Можно вести машину и медитировать при этом. Когда кто-то подрезал, когда пробка на дороге — можно смотреть, что я чувствую при этом. И развивать доброжелательность, любящую доброту. Очень легко любить, когда никто не трогает и мы сидим на полу. А когда кто-то подрезал, когда на совещании кто-то не соглашается, или когда понимаешь, что сотрудники ничего не сделали и делать не собираются… И в этих ситуациях можно сохранять осознанность. Такие ситуации являются своего рода проверкой успешности нашей практики, как экзамен. И мы можем очень многому научиться, когда будем внимательны в такие моменты.

— Давайте поговорим немного о людях, которые приходят. Можете составить типичный портрет?


— Про род деятельности я часто вообще ничего не знаю. Характерной чертой является то, что эти люди, наверное, больше задумываются. И часто это молодые люди и среднего возраста. Но эта характеристика справедлива для русскоязычного населения. На англоязычных ретритах — обычно люди среднего возраста и старше.

— С чем это связано?

— Сам Будда стал практиковать, потому что увидел страдания. Я думаю, эта же причина побуждает людей к практике, к духовному саморазвитию — осознание неудовлетворенности. Это не означает, что их жизнь не успешна, что они неудачники. Они могут быть очень успешные, но они видят, что даже с успехом их жизнь неполная, есть неудовлетворенность.

Буддистская практика медитации и ретриты все больше распространяются по миру. Потому что это практика, к которой приходят люди, задумывающиеся о своей жизни, интересующиеся, как можно улучшить свою жизнь, как развиваться. При этом им не надо кому-то верить, за кем-то следовать, становиться частью какой-то религии. Буддистская практика — это более самостоятельная работа. И это труднее. Легче найти себе учителя, какого-нибудь гуру и следовать за ним. Или быть частью какой-то организации, структуры. Многим людям нравится, что никто не говорит, как нужно поступать. В буддизме нет догм, нет заповедей, есть лишь рекомендации.


«Люди живут в конфликте со временем и реальностью»

— Вы сами отмечаете, что все больше людей занимаются духовными практиками. А почему развивается такой тренд, почему появилась мода на ретриты?

— Я думаю, что все больше людей тянутся к духовному развитию. Возможно, потому что во всем мире, в целом, живется теперь легче. И большинство людей с рождения получают все необходимое. Хорошие условия, пищу, работу, возможность путешествовать. И все меньше люди очаровываются материальной стороной — они это уже получили. Еще 20-30 лет назад люди мечтали куда-то поехать и путешествовать. Сейчас это доступно. Они объездили весь мир, получили новые впечатления, новый опыт, но жизнь это не намного изменило. Раньше хотел купить машину — цель жизни была такая. А сейчас не нужно копить, пошел и купил в кредит. И понял — это мало что меняет.

— Вы считаете, что люди разочаровываются в потреблении?

— Именно так. Люди видят, что, да, купить новые вещи можно. Купить еду, какую захочется — можно. Поехать в любой уголок земли — можно. Но все это приносит поверхностный опыт, впечатления, радость, а пустота остается. Это не приносит духовного, подлинного развития.

— Вот вы говорите о пустоте потребителя. А какие еще проблемы заботят людей? Семья, стресс, что еще? Какие проблемы тяготят? Что причиняет больше всего страданий?


— Всегда больше всего страданий причиняет то, что человек не может жить в гармонии с самим собой.

— Это общая фраза. Что вы имеете ввиду?

— Люди не занимаются тем, чем хотят заниматься. Люди не знают, чем вообще заниматься. Люди не нашли свой путь, не знают, зачем просыпаться утром. Они просыпаются утром в понедельник, и четыре дня в неделю говорят: «Как жалко, что сегодня не пятница». И так просыпаются на протяжении 40-50 лет — до самой пенсии. И это вместо того, чтобы радоваться — как хорошо, что сейчас понедельник, до конца недели еще столько дней! Это и есть внутренний конфликт: люди не знают как жить в гармонии. Как хотеть, получать, думать и чувствовать об одном и том же — чтобы не было внутреннего разлада.

— Мы говорили о тяге людей к ретритам и випасанам. Но в тоже время многие мои знакомые, например, из финансовой сферы считают, что нормальный человек должен зарабатывать деньги, бороться за бонусы, выплачивать три кредита, ездить отдыхать на Сардинию и иметь семью. А не заниматься какой-то восточной чепухой. Что бы вы сказали такому человеку?


— Все правильно. Он должен это делать. Должен быть успешным, а не неудачником. Должен развиваться профессионально. Но должен развиваться и как личность, развиваться всесторонне. Потому что человек — это больше чем работа и чем дом. Хорошо, он думает, что его цель в жизни, его предназначение в том, чтобы получить бонус, в том, чтобы получить свой офис, а не работать вместе со всеми в общей комнате. И он ради этого старается. Это предел мечтания. Ну хорошо, получит он офис, получит он бонус. К чему он дальше будет стремиться?

— К новому бонусу.

— Получит все возможные бонусы и встанет на самой вершине. К чему он дальше будет стремиться?

— Вот тогда и заживет в свое удовольствие.


— Во-первых, нет, он не заживет в свое удовольствие. Он будет еще больше работать и переживать, как все это накопившееся сохранить, как сохранить свой офис, свою должность, когда на его место есть десять других, более молодых и энергичных. А во-вторых, он сейчас уже может жить в свое удовольствие. Это сложно понять и сложно увидеть, потому что люди живут не в гармонии со временем. Люди хотят быть потом — спокойными, счастливыми, свободными. Допустим, человек хочет бросить вредную привычку. Например, начать правильно питаться. Когда он станет это делать?

— С понедельника.


— Да. С завтрашнего дня, с утра. А если завтра — это суббота, ну кто перед выходными будет… Поэтому с понедельника. А если понедельник в середине месяца — то с начала нового месяца или даже года. Это конфликт со временем, конфликт с реальностью, конфликт с жизнью. Потому что жизнь дает нам возможность здесь и сейчас. Мы можем жить в гармонии здесь и сейчас. И начать жить с этого момента, с этого момента меняться.

— Даже чтобы переселиться в свой кабинет и стать начальником департамента, люди вынуждены вкалывать по 12 часов в день.


— Тот, кто достигает успеха, не всегда достигает счастья. Он просто достигает удовлетворения всего лишь в одной области, профессиональной. А потом появляется новая жажда. Потом появляется что-то, чего достичь нельзя. А если и достиг, то сложно удержать — и новый стресс. И казалось бы — достиг заветной мечты. А по факту — меньше сплю и больше беспокоюсь, потому что боюсь потерять. И нет опять никакого спокойствия.

Медитация помогает быть осознанным и видеть: действительно ли это нужно делать, действительно ли к этому надо стремиться. Буддизм не говорит, как надо жить. Каждый сам должен увидеть это. Буддизм развивает умелые качества, которые помогут человеку осознать свою жизнь. И поэтому буддистская практика никого не осуждает, не говорит, что это хорошо, а это плохо. Нет хорошего и плохого. Пусть каждый находит свое счастье.


«Ничто не может приносить такого удовольствия, как ощущение реальности»

— Что бы вы посоветовали читать, смотреть? Есть ли у вас список любимых книг, фильмов?

— Часто возникает такой вопрос. Да, нужно читать, интересоваться, получать знания. Для духовного развития (я сейчас не говорю об интеллектуальном развитии или получении эстетического удовольствия) необходимо читать практичные вещи, которые применимы в жизни. Не читать ради интеллектуального удовлетворения, а для практики.

— Вы сами читаете книги?

— (улыбается) Вообще никогда не читал.

— А смотрите фильмы, слушаете музыку?


— Сейчас нет. Раньше, еще в России, мне Гребенщиков нравился, «Машина времени». И когда стал монахом, еще немного слушал. А потом появился какой-то новый альбом, может, через два месяца после того, как я стал монахом. Я послушал, и как-то мне скучно стало. Фильмов я вообще никогда не смотрел — тоже скучно. Я даже «Звездных войн» никогда не смотрел, а это же хит! Я слышал, что новые вышли, а я и старых не видел…

— Это сознательная позиция, потому что вы стали монахом?

— Нет, я до этого не смотрел никогда.

— А сейчас у вас остались мирские удовольствия? Я знаю, вы в шахматы любите играть.

— Пару раз играл. В монастыре Суанмокх практиковал мужчина из Ирана. Мы с ним играли — но совсем немного. А так тоже, не особо… Нету у меня тех удовольствий, про которые вы спрашиваете. Я заметил, что ничто не может создавать такого удовольствия как ощущение реальности, настоящего момента. Мы всегда ищем какие-то удовольствия «на стороне», какие-то стимулы для произведения эмоций, потому что невнимательны к тому, что есть. Мы живые, у нас уже много эмоций. Не нужно смотреть фильм, чтобы радоваться какой-то жизни, которую придумал сценарист и показал режиссер. Тут сценарий жизни нам дает такие эмоции!.. Этому можно радоваться, это можно наблюдать, все это можно осознанно переживать. А когда мы не умеем этого делать, мы ищем другую, поддельную реальность.

— Некоторые люди считают, что буддисткая практика делает человека более инфантильным, уводит из мира и тем самым может поломать судьбу.

— Любая вещь может поломать судьбу. Любовь может поломать судьбу. Влюбился — и надел розовые очки, перестал учиться и работать, и лучше бы не влюблялся. Но не любовь ломает судьбу, а отношение к этому чувству, восприятие его, слепая вовлеченность в него. И так же — не сама практика, а восприятие, перфекционизм может сломать человеку жизнь. Медитация не будет ломать человека, если у него умелое отношение к этому и здравый подход. Люди не ломают себя, если реалистично подходят к жизни. А если они живут в иллюзиях — их может сломать все что угодно.

Фото: Алексей Савкин

отзывы

0
Авторизуйтесь, чтобы добавить отзыв.