Вход

0

2665

0

Живое Учение Уэйна Ликермана / Рам Цзы. Публикуется впервые.


Уэйн: Приветствую всех вас на Живом Учении. Я называю его Живым Учением, потому что оно касается той живой энергии, которая здесь, и мы ощущаем эту живую энергию через тело. У каждого из нас есть тело и ум, позволяющие нам думать и чувствовать, испытывать опыт. В Индии это учение называют путём знания, джняной. Говоря о знании, мы зачастую говорим об интеллекте, об умственных способностях. Но в действительности путь знания – это нечто гораздо большее. Знание, о котором мы говорим, – это понимание не только из интеллекта, но также и из интуитивного чувства. Наша способность к интуитивному познанию столь же сильна, как и способность к познанию логическому и интеллектуальному. Живое Учение действует на всех этих уровнях. Оно проникает как сквозь интеллект, так и сквозь интуитивное чувство. Говорите вы о нём или не говорите, думаете вы о нём или не думаете – для меня это не имеет никакого значения. Вы не получите от меня поощрительных плюшек за отключение ума. Отключение ума – не цель Учения. В Живом Учении ум принимается вместе со всем остальным.

   kav.jpg Это Учение – учение о полном включении. 

Именно это включение оказалось для меня столь притягательным, когда я впервые узнал о нём от моего гуру Рамеша Балсекара, с которым я познакомился почти 25 лет назад в Лос-Анджелесе. Его изложение этого учения было для меня революционным, потому что это учение было о том, что значит быть живым. И поэтому оно было не простым набором эзотерических философских идей, оно было чем-то, что мощно существует в жизни. И этот человек был в прошлом президентом Банка Индии, он был очень светским человеком. У него была жена, дети и внуки. Он играл в гольф, страстно любил спорт, он был человеком, которого интересовали все сферы жизни, – не тем, кто сидит в ашраме или какой-нибудь пещере, в каком-то изолированном от остального мира месте. И именно это поразило меня, это было для меня столь свежо и привлекательно, потому что мне по темпераменту не подходили уход в пещеру и воздержание в ашраме. Это просто шло в разрез с моим представлением о жизни. Но при этом я хотел и покоя, и я хотел – я хотел вообще всего. Это была моя черта, которая на определённый период моей жизни привела меня к алкоголизму и наркомании, - желание получить всё. И тот самый темперамент, который едва не свёл меня в могилу, сослужил мне хорошую службу в этом учении, потому что я искал за пределами всего ограниченного – за пределами ограниченных представлений о том, что такое просветление, и за пределами ограниченных представлений о духовной жизни, – и находил гораздо более широкие определения этих понятий.


IMAGE_808.jpg


Рамеш предлагал ничто иное, как жить тотально и осознавать, чтó в жизни истинно. Всё, о чём он говорил, было указателями, позволяющими увидеть это, - не просто интеллектуально понять, но прожить это, увидеть это, сделать это опытом своей жизни. Именно в этом и состоит Живое Учение, - в понимании духовной основы опыта жизни. Для этого потребуется расширить ваше понимание духовного, и расширить его радикально, потому что обычно мы отождествляем духовное с добром. Всё, что нам представляется прекрасным, добрым, хорошим, любящим, нежным, – это всё для нас духовное. Напротив, всё грубое, ограниченное, неприятное считается материальным. В большинстве из нас представления о том, как выглядит духовное и как – материальное, коренятся достаточно глубоко.


Будем надеяться, что мы сможем оставить позади свои ограничения и осознать, что все мы, вообще всё существующее является духовным, включая и всё плохое, негативное. И это хорошо, потому что когда мы смотрим в себя, оставшись наедине с собой, – только вы одни и больше никого, – и вот когда мы просто смотрим на то, что мы есть, мы неизбежно видим что-то, что считаем отрицательным. У всех нас есть качества, которые нам в себе не нравятся, которые вызывают в нас комплексы и вынуждают нас вести себя так, как мы не хотели бы себя вести, и делать то, что мы предпочли бы не делать. Мы недостаточно добры к своим любимым, мы нетерпеливы и вспыльчивы. И когда мы осознаём, что эти качества на своём месте, они часть того, что есть, игра меняется, жизнь меняется, меняется всё наше отношение к жизни и мировосприятие. И приходит больше покоя, покоя в отношении себя самих и всего происходящего, независимо от того, нравится оно нам или нет. Это покой приятия, приятия того, что есть.


Один из способов, который я использую для описания этой живой энергии, этого качества, делающего нас живыми, – это метафора с океаном и волной. Эта метафора занимает важное место в моём учении. И поскольку я знаю, что некоторые из вас здесь впервые, я хочу непременно ввести всех в курс того, о чём я говорю. В этой метафоре всё, что существует, – это океан. Когда океан приходит в движение, он становится волной. Волны – это вещи в мире. Все объекты, которые существуют, – это волны. Итак, океан – это вещество, а волны – его проявления. Волны – это вещи, которые можно наблюдать, вещи, на которые можно указать и которые можно назвать. Каждая волна особенная, поэтому можно сказать, что у некой волны определённая ширина, определённая высота, определённый цвет, определенная протяжённость, определённая форма. Можно говорить о качествах разных волн. И будь волна галактикой или субатомной частицей, всё во вселенной можно понимать как волну или движение океана.

    kav.jpg  Важная вещь относительно волны, которую нельзя забывать, заключается в том, что, когда вы стоите на берегу и наблюдаете, как волна движется к вам, вода в действительности не движется к вам. То, что к вам движется, – это энергия.


Важная вещь относительно волны, которую нельзя забывать, заключается в том, что, когда вы стоите на берегу и наблюдаете, как волна движется к вам, вода в действительности не движется к вам. То, что к вам движется, – это энергия. Это энергия, которая образует волну. Вы можете наблюдать за конкретной волной, назвав её, допустим, Сандрой. Сандра там, в полумили от вас, и вот она приближается к вам. Но Сандра, которая была в полумили от вас, – не тот же набор водных молекул, который ударяет о берег перед вами. Всё, что движется, – это энергия, и хотя у этой энергии есть форма, которую можно наблюдать и назвать, это, тем не менее, только энергия.

IMG_9325.JPG 

Каждый из нас, со своим именем и формой, – волна. А волна – это просто энергетическое движение океана. Если вы сможете это понять, всё для вас станет ясно. Вы увидите, кто вы на самом деле. Но неизвестно, случится ли это с вами, – это под очень большим вопросом, потому что с человеческими существами в возрасте двух лет происходит любопытная вещь. Абсолютно каждый человек в возрасте двух лет, внезапно, без предупреждения и без какой-либо причины, начинает чувствовать себя не волной, а отдельным независимым существом, – отдельным от океана, не зависимым от океана, отдельным от других волн, – не волной, а отдельной независимой капелькой. Как только вы почувствовали себя отдельным, всё, что вы видите, тоже будет отдельным по умолчанию. Все другие вещи, которые вы видите, вы считаете не волнами, а отдельными независимыми вещами, и здесь-то и начинаются все беды. Говоря о бедах, я имею в виду, что начинаются наши страдания, потому что мы более не живём истиной, а живём ложью. От того, что этой ложью живут также ваши родители, ваши учителя и ваши религиозные лидеры, она не перестаёт быть ложью. Все согласны в том, что мы отдельные независимые существа, способные делать так, чтобы что-то произошло, благодаря нашей собственной независимой силе. Вопрос в том, так ли это. Таков вопрос этого Учения: так ли это? «Да, – отвечают все в унисон, – да, мы несомненно это чувствуем». Но вопрос «так ли это?» остаётся. И Живое Учение – это набор указателей, которые поощряют вас к самостоятельному исследованию.


    kav.jpg  Предупреждаю вас, что это нелегко, и вас не будут поддерживать окружающие и общество в целом, - все они по уши погружены в ложь. По всей вероятности, раз вы здесь, вы здесь потому, что образовалась трещина в вашей прочной стене уверенности в том, как всё обстоит в жизни. 

Через какой-то жизненный опыт, который у вас был, пришёл момент, когда у вас стали возникать вопросы. Вы стали смотреть на то, что происходит на самом деле. Не могу сказать, насколько редки такие случаи. Я погружён в это учение уже почти 25 лет. Я много путешествовал с моим гуру Рамешем. Я был организатором его приездов в Соединённые Штаты в течение нескольких лет, устраивал его ретриты и т.п. В один прекрасный день, совершенно неожиданно, он предложил мне самому проводить беседы, и этим я и занимаюсь последние 12-13 лет. Я езжу по всему миру и везде говорю с людьми. И я могу вам сказать, что крайне-крайне редко открываются двери, впускающие идею о том, что «может быть, ну вдруг, я не хозяин своей судьбы». «Может быть, ну вдруг, я не отдельное независимое существо-автор». Но такое всё же случается.


Я хотел бы сделать вам предложение, которое будет в силе на протяжении всей беседы: пока я говорю, – или не говорю, такое тоже может случиться, – если что-то возникнет в вас, вопрос или комментарий, желание поделиться чем-то, связанным с тем, о чем мы говорим, пожалуйста, без колебаний рассказывайте об этом, потому что это прежде всего Живое Учение. Я здесь не для того, чтобы читать лекцию, уверяю вас.

Вы упомянули, что это бывает крайне редко. Интересно, почему так редко? Некоторые люди рациональны, другие же привержены религии. Как вы думаете, большинство людей - верующие?

Уэйн: Когда я говорю о трещине – как бы она не обнаруживалась: через приверженность бхакти или знание джняны, или через служение – через карму, или же через тело, хатха-йогу, – я говорю о том, что сама трещина редка, крайне редка. И все эти пути: путь преданности, путь знания, путь служения, путь тела, – эти пути не отделены друг от друга и не уложены каждый в свой ящичек. Они – части континуума и вытекают один из другого, и в каждом человеке есть все эти компоненты. Просто у некоторых людей склонность к одному из аспектов сильнее, чем к другому, в зависимости от склада личности. Но в каждом есть это всё.

IMAGE_743.jpg 


- Вы говорили о проживании лжи. Как может существовать ложь, ведь её существование предполагает и существование чего-то ещё, а в недвойственности считается, что ничего другого нет? Это то, на чём я застреваю.

Уэйн: Это то, на чём мы часто застреваем в этом учении, потому у нас всё относительно, дуалистично, и у нас всегда есть полярные противоположности: правда и неправда, болезнь и здоровье, хорошее и плохое. Это полярные противоположности, составляющие жизнь, и тем не менее мы указываем на Единство за пределами дуального. Единство – это целое, которое представляет собой вместилище для дуального. Когда мы рассматриваем это с недвойственной точки зрения, вы спрашиваете: «Как может существовать относительное? Ведь всё – одно?» И всё же несомненно есть видимость множественности. Это невероятный, прекрасный парадокс, присущий бытию. В рамках дуального опыта существует видимость отделённости, видимость того и этого, хотя в своей основе это всё Одно. Поэтому мне так нравится образ океана и волн, ведь в этом образе есть и то, и другое: могут быть миллиарды волн, каждая из которых особенная, каждая уникальна, каждая со своими качествами и характеристиками, и при этом что такое эти волны? Волна есть ничто иное, как океан, не больше и не меньше, – энергетическое движение океана. Я уже говорил о том, что волна – это даже не некий объём воды в движении; то, что мы называем волной, – это просто движение энергии через океан. Она даже не состоит ни из какого конкретного вещества, кроме как в момент наблюдения.


- Мне кажется, что интеллектуально я могу понять, что дуальность есть часть Целостности, но интеллектуального понимания недостаточно. Я думаю, что понимание должно быть более интуитивным, интеллектуального понимания недостаточно.

Уэйн: Но это начало, и хорошее начало. 


- Хорошо бы было поговорить об интуитивном понимании. Кажется, это нужно чувствовать нутром, а нутром ты или чувствуешь, или не чувствуешь…

Уэйн: Чувствовать нутром – это то же самое, что и интеллектуальное понимание. То же самое в том смысле, что и то, и другое приходит и уходит. Интуиция относительна, и она также не является Окончательным Пониманием. Даже интуитивный инсайт – это указатель или трамплин. Но особенность таких интуитивных инсайтов в том, что они кажутся всеобъемлющими. Они не узкие и не ограниченные, как интеллектуальное понимание. Людей с соответствующим складом ума отчасти привлекает то, что интеллектуальное понимание конечно, оно имеет границы, с ним можно играть и его можно постичь, – вы можете его впитать и сказать: «Я понял это». Интуитивное понимание гораздо более всеобъемлюще, но оно тоже дуально по своей природе. Если вы его переживаете, значит, оно дуально по своей природе. И в этом случае оно может быть только указателем, так же, как и интеллектуальное понимание может быть указателем на нечто более широкое и всеобъемлющее, – на то, что мы называем Абсолютным Пониманием или Истиной.


- Значит, нельзя дать определение абсолютному пониманию. Оно не интеллектуально, оно не интуитивно.

Уэйн: Да, нельзя. Оно не что-то, и тем не менее оно – всё. Так что ваши слова начинают звучать как слова мудреца или идиота, – отличить одного от другого в этой парочке не так-то просто.
Значит, когда мы не следуем за интуитивным чувством, – причиняет ли это нам страдания в возрасте двух лет, отказ следовать за внутренним чувством?
Уэйн: Я вижу много двухлеток, у которых интуитивное чувство – дать по голове какому-нибудь другому ребёнку и забрать его игрушку. Часть процесса социализации состоит в сопротивлении этому интуитивному чувству, потому что будут социальные последствия, – и это один из этапов в развитии человека.


2008-06 (4).JPG 


- Эмоции и интуитивные чувства – это разные вещи?

Уэйн: Я думаю, все согласятся, что мы не развиваем нашу интуитивную природу, в общественном и социальном плане, с такой силой, с какой идёт наше интеллектуальное развитие. Вполне могут быть способы, различные виды терапии и практики, которыми вы можете воспользоваться для усиления своего интуитивного чувства, точно так же, как есть многочисленные практики для оттачивания интеллектуальных способностей. Но в этом учении нас интересует другое: в два года у нас появляется чувство, которое доминирует и над интуитивным чувством, и над интеллектом, – чувство, которое я называю ложным чувством авторства. И ложное чувство авторства начинает притязать на всё возникающее. Что бы ни возникло – интуитивное чувство или интеллектуальное – ложное чувство авторства притязает на него и говорит: «За это отвечаю я. Это делаю я. Я это контролирую». Это чувство едва уловимо, его особенно трудно распознать, потому что оно с вами с двухлетнего возраста и уже вросло в вас, в ваше представление о своей личности. Таким образом, притязание на то, чтобы быть отдельной независимой личностью-автором, способной на интуитивное познание, способной на интеллектуальное познание, - это притязание возникает в нас в двухлетнем возрасте и становится причиной человеческих страданий. Поэтому этому аспекту в Учении придаётся особое значение.


- По мере уменьшения ложного чувства авторства, замечали ли вы, что происходило с вашей привязанностью к семье, с вашими отношениями? Сильно ли они изменились, когда уменьшилось ложное чувство авторства?

Уэйн: По мере того, как я ставил под вопрос свои реакции на ложное чувство авторства и его сила уменьшалась, мои реакции затрагивали абсолютно всё, потому что в моём случае было очень сильное сопротивление этому, сомнения и метания, как говорил Рамеш. И частью этого опыта было дистанцирование, разотождествление, потускнение красок, некая потеря смысла жизни. Ложное чувство авторства заявляет: «Если я ни за не отвечаю, то ничто не имеет ни малейшей ценности и значения, всё просто происходит, всё просто есть. Если я не участвую в этом, ничего не делаю и ничего не контролирую, тогда я просто марионетка, и ничто не имеет особенной ценности и значения, потому что вся ценность и всё значение связаны со мной».


- Такое произошло со мной в начале, когда я читал ваши книги, такова была моя первая реакция.

Уэйн: Вы не одиноки в этом. Очень многие люди рассказывают об этом. Эта реакция очень-очень распространена, и когда ложное чувство авторства ослабевает, оно идёт ещё на одну уловку. Оно говорит: «С тобой будет происходить всё плохое, потому что меня не будет с тобой, чтобы защитить тебя и позаботиться о твоих первоочередных интересах. Как обломок, тебя будет носить по реке жизни, и всё без разбора будет случаться с тобой, а меня не будет рядом, чтобы это исправить». И это сплошное враньё, потому что если ложное чувство авторства такой прекрасный защитник, то почему со мной случилось столько говна за последние 50 лет? Если ты со мной и защищаешь меня от жизненных невзгод, почему же плохое продолжает происходить? При пристальном рассмотрении такие притязания совершенно не выдерживают критики. Но факт остаётся фактом – эти притязания громкие и убедительные!


Из беседы, проведённой Уэйном Ликерманом в Торонто 21 мая 2011 г.
Перевод с английского Елены Хилинской

AdvaitaFellowshipFlyer.jpg



отзывы

0
Авторизуйтесь, чтобы добавить отзыв.