Вход

Пестование Жизненности и Естественности.

Вы подписаны
Все биологические организмы - будь то непроходимые леса, покрывающие хребет Кунь-Лунь; тонкие былинки, приютившиеся у обочин дорог; птицы, парящие в голубом небе; дикие звери, топчущие бескрайние равнины; гиганты моря - киты или невидимые невооруженным глазом бактерии - всех их объединяет жизнь, обозначаемая китайским словом «шэнмин» (шэн - дикий, природный; мин - судьба, узел, существование). И только человек является носителем жизни, определяемой по-китайски словом «синмин» (син - естество, разум, одухотворенность), потому что он обладает не только способностью рождаться, расти, созревать, стареть, умирать и воспроизводить себе подобных, как и другие живые твари, но и наделен уникальной в живой природе функцией - разумом. Таким образом, человек обладает не только присущим всем живым организмам существованием (мин), но и единственной в своем роде способностью мышления (син). Не зря знания, относящиеся к области изучения человеческой жизни, в древности называли «синмин сюэ» - «наука о естестве (сущностной природе разума) и жизни (физическом существовании)».

Хотя слова «син» и «мин» различны по значению, они неразрывно связаны друг с другом. Трудно представить разум без живого тела человека точно так же, как жизнь физического тела человека без деятельности сознания. На протяжении тысяч лет служители культа пытались решить задачу достижения «вечной жизни» «чистого разума», освободившегося от оболочки бренного тела. Их усилия не увенчались успехом. Точно также жизнь физического тела без сознания означает его превращение в «живой труп». Еще древние говорили: «Естества-разума (син) без жизни (мин) не бывает, жизни без естества-разума не существует». Ими же замечено: «Высокая наука о человеке состоит в заботе о сердце во имя пестования естества (син) и в совершенствовании тела во имя утверждения жизни (мин)». Приведенная цитата подтверждает существование тесной взаимосвязи «естества» и «жизни», а также то, что «наука о естестве и жизни», в сущности, сводится к изучению взаимоотношений между «сердцем» и телом. Кроме того, приведенные выше высказывания древних свидетельствуют о том, что уже в те времена существовало четкое разграничение между «совершенствованием естества» и «совершенствованием жизни», что в последующем нашло свое отражение в появлении «упражнений для естества» (сингун) и «упражнений для жизни» (мингун).

Что такое сингун? Говоря упрощенно, это метод цигун-совершенствования, имеющий целью развитие интеллекта и способностей.

Что такое мингун? Если говорить кратко, то это метод цигун-совершенствования, направленный на укрепление материальных основ жизнедеятельности организма человека.

Если рассматривать жизнь человека как единую систему, то просто невозможно строго разграничить две основные ее составляющие: «сердце» («дух-шэнь») и тело («форма»). В трактате «Хуэйнань хунле», написанном еще две тысячи лет назад, говорится: «Форма есть обиталище жизни, ци есть наполнение жизни, дух есть правитель жизни. Потеря одного вредна для трех». Если изъясняться современным языком, то «форма» (тело) - «помещение», в котором обитает жизнь, ци - источник, наполняющий жизнь, а «дух-шэнь» - это то, что властвует над жизнью. Все три составляющие существуют за счет друг друга, переходят одна в другую, и отсутствие одной из них делает невозможным существование остальных. Тем не менее, значение и роль каждой из этих трех составляющих неодинаковы. Главенствующее положение занимает «духшэнь». Не зря в трактате «Нэйцзин» подчеркивается: «Потерявший дух умирает, обретший - рождается».

Напрашивается вывод о том, что сингун должен стать приоритетным методом в цигун. На самом деле это не так.

Роль тела ни в коем случае нельзя недооценивать, ведь именно оно является «домом», в котором обитает жизнь. И если человек находится в плохом состоянии, а его тело подобно зданию, которое вот-вот рухнет, может ли «дух-шэнь» спокойно находиться в нем? Поэтому вести речь о главенствующей роли «духа-шэнь» можно лишь тогда, когда «отремонтировано» его «жилище».

Теперь получается, что основное внимание в занятиях цигун следует уделять методу мингун. На самом деле и это ошибочный вывод.

Цель занятий цигун состоит в избавлении от болезней, продлении жизни и развитии интеллектуальных способностей, поэтому надо совершенствовать и «естество», и «жизнь». И действительно, нет ни одной методики цигун высокого уровня, в которой совершенствование «естества» и «жизни» были бы оторваны друг от друга. Итак, как быть начинающим, что совершенствовать в первую очередь: «естество» или «жизнь», син или мин? Или, может быть, заняться параллельной тренировкой «вверху - духа-шэнь и мудрости, внизу - изначального семени»? Общий подход к решению этого вопроса выглядит так: все должно определяться состоянием занимающегося и его восприимчивостью. Люди здоровые и восприимчивые могут начинать с сингун или с параллельной тренировки «естества» и «жизни». Слабым и больным лучше начать с тренировки «жизни» - с мингун. Раньше, ввиду религиозных и социальных причин, индивидуальный подход к занятиям цигун был практически невозможен. Буддийская школа цигун oтяготела к сингун: «Школа чань рассматривает дух-шэнь в качестве естества, а совершенствование естества - в качестве главной цели. Поэтому она подробно говорит о естестве, но почти ничего не говорит о жизни». Даосы, наоборот, более углубленно занимались мингун: «Даосизм рассматривает ци в качестве жизни, а совершенствование жизни - в качестве главной цели. Поэтому они подробно говорят о жизни, но почти ничего - о естестве».

Цигун и в даосизме, и в буддизме использовался для реализации религиозных требований, а в современном мире он должен служить интересам общества, задачам укрепления духовного и физического здоровья людей, поэтому возникла потребность в выработке новой научной системы занятий цигун, основанной на законах развития жизни и отвечающей современным требованиям.

Уже начиная с XI в., в среде мастеров цигун стала проявляться неудовлетворенность однобокостью религиозных школ оздоровления, появились концепции «слияния трех учений» и привлечения опыта других школ. Это свидетельствует о понимании уже в то время необходимости совершенствования и «естества», и «жизни». Однако в вопросе о том, как это делать, мнения расходились. Мастер цигун Чжан Цзыян, живший в эпоху Северная Сун (X-XII вв.), выступал за первоочередное совершенствование «жизни» с последующим совершенствованием «естества»; мастер эпохи Цзинь (XII-XIII вв.) Ван Чжунъян настаивал на первоочередном совершенствовании «естества». Несмотря на кажущуюся противоположность подходов двух мастеров, каждый из них был по-своему прав, поскольку ориентировался на реальную потребность. Дело в том, что Чжан Цзыян начал заниматься цигун в восьмидесятилетнем возрасте, когда человек и психически, и физически уже далеко не в лучшей форме, когда «у дома жизни уже течет крыша и рушатся стены» и удержать ее внутри достаточно трудно. В таком состоянии не до «естества»! Естественно, что начинать надо с совершенствования «жизни». Ван Чжунъян нашел себя в цигун в самом расцвете сил, полным «семени» и «духа-шэнь», т. е. имея прочную материальную основу «жизни». Поэтому-то он предлагал идти кратчайшим путем. Оба мастера подходили к проблеме с разных позиций, и оба достигли больших успехов. Их опыт бесценен для нас: ответ на вопрос, начинать занятия цигун с совершенствования «естества» или с совершенствования «жизни», надо искать в сфере индивидуальных особенностей каждого конкретного человека. Путь, выбранный Ван Чжунъяном, позволивший ему двигаться к цели напрямую, для Чжан Цзыяна стал бы тупиковым. Подход же последнего, ставший для него пусть долгим, но успешным путем к совершенству, для Ван Чжунъяна, скорее всего, превратился бы в пустую и неэффективную трату времени. Таким образом, любой опыт может служить лишь отправной точкой для индивидуального решения вопроса о выборе метода занятий цигун. Тем более это нужно иметь в виду тем, кто приступает к широкому распространению той или иной методики.

На первый взгляд может показаться, что, поскольку «дух-шэнь» является «правителем» жизни, суть занятий цигун должна состоять в активном использовании сознания, что проще и эффективнее начинать с совершенствования «естества». Однако те, кто придерживается такой точки зрения, должны учитывать особенности современного общества, помнить о том, что вместе с развитием социального прогресса происходит интенсификация интеллектуальной деятельности человека, не идущей ни в какое сравнение с уровнем умственного напряжения наших предков. В связи с этим безальтернативный подход к занятиям цигун, предполагающий первоочередное совершенствование «естества», чреват опасностью увеличения случаев «отклонений». Медицинская статистика свидетельствует, что около 0, 3 % населения обладает ослабленной психикой и имеет предрасположенность к психическим заболеваниям. Для такой категории лиц малейшая неосторожность во время выполнения упражнений на совершенствование «естества» может обернуться большими неприятностями. Хотя «отклонения» не так страшны, как принято считать, тем не менее, они создают дополнительные проблемы как для самого занимающегося, так и для окружающих. Поэтому, в интересах безопасности занятий цигун, лучше идти другим путем. То же самое относится и к людям пожилым, пенсионерам, которые хоть и не испытывают больших нагрузок на работе, но находятся под воздействием накопившейся с годами усталости, имеют, как правило, подорванное здоровье. Для них более целесообразно начинать с совершенствования «жизни», сначала «подремонтировать обиталище духа».

Если говорить о любительском цигун, получившем в настоящее время большое распространение, то и в этом случае в качестве начальных методик следует выбирать те, которые ориентированы на совершенствование «жизни», а не «естества», и уже в процессе выполнения упражнений на «регулирование тела» учиться работать с «мыслью», постепенно избавляясь от приобретенных за предыдущие годы наслоений. Несомненно, что люди здоровые, преисполненные желанием достичь в цигун определенных высот, могут начинать и с совершенствования «естества», но при одном непреложном условии: не по книгам, а под руководством опытного наставника. Начиная занятия цигун с совершенствования «жизни», вы выбираете, казалось бы, более долгий путь к цели. Но это тот путь, который, во-первых, убережет вас от психических и физических травм и, во-вторых, в конечном итоге обеспечит достижение главной цели - совершенствование и «жизни», и «естества».

"Цигун и Жизнь" 1998, N2.

Линь Чжунпэн

Перевод С. Сергеева
qigongFeature.jpg