Вход

Философская поэзия Рабиндраната Тагора

Подписаться на блог
Илья Журавлев

“Ветер ли старое имя развеял…”

Не знаю, что побудило меня записать стихи Тагора. В эпоху, когда у людей часто хватает времени только ставить лайки в соцсетях и просматривать клипы длиной не более 2-х минут, требуется некоторое усилие ума, чтобы настроиться на тонкий и неторопливый поток сознания этого великого представителя индийской аристократии, жившего на сломе драматических эпох... Может, всему виной щемящая тоскливо-медитативная лирика «Последней поэмы», стихи из которой взял Рыбников для песни в советском фильме «Вам и не снилось» (1980)…

Ветер ли старое имя развеял?
Нет мне дороги в мой брошенный край...
Если увидеть пытаешься издали, -
Не разглядишь меня...

В песне использованы фрагменты стихотворения из романа Р.Тагора "Последняя поэма" (1928, бенг. Shesher Kobita). С характерным для индийской лирики ароматом сладкой тоски Тагор рассказывает историю о случайно возникшем в красивых горах Западной Бенгалии (холмы Шиллонг) романе образованных и вольнодумных для своего времени индийских юноши и девушки, которые в конце повествования приходят к выводу, что земная любовь между ними невозможна, однако при этом уверены, что незримая связь между их сердцами не исчезнет никогда.
Тагор был истинным аристократом духа, и многие тысячи лет жестоко бороздящей судьбы индусов кастовой темы в этом грустном повествовании он не избежал... Но только ли в социальном измерении дело? Любовная рнанубандхана (“кармический узел”, кармическая связь) - штука тонкая, загадочная.

А вот полный текст стихотворения, которое послала бенгальская девушка Лабонно своему возлюбленному, сообщив при этом, что выходит замуж за другого, выбранного родителями респектабельного жениха высокой касты.

... Слышишь ли шорох летящего времени?
Вечно его колесница в пути...
Сердца удары нам слышатся в небе,
Звезды во тьме колесницей раздавлены, -
Как не рыдать им у тьмы на груди?..

Друг мой!
Время мне бросило жребий,
В сети свои захватило меня,
Мчит в колеснице опасной дорогой,
Слишком от мест, где ты бродишь, далекой,
Там, где уже не увидишь меня,
Там, где неведомо, что впереди...
Кажется мне: колесницей захвачена,
Смерть уже тысячу раз победив,
Вот я сегодня взошла на вершину,
В блеске зари обагренно-прозрачную... -
Как не забыть свое имя в пути?

Ветер ли старое имя развеял?
Нет мне дороги в мой брошенный край...
Если увидеть пытаешься издали, -
Не разглядишь меня...

Друг мой,
Прощай!
Знаю - когда-нибудь в полном спокойствии,
В позднем покое когда-нибудь, может быть,
С дальнего берега давнего прошлого
Ветер весенний ночной принесет тебе вздох от меня!
Цветом бакуля опавшим и плачущим
Небо тебя опечалит нечаянно, -
Ты погляди, не осталось ли что-нибудь
После меня?...
В полночь забвенья
На поздней окраине
Жизни твоей
Погляди без отчаянья, -
Вспыхнет ли?
Примет ли облик безвестного сонного образа,
будто случайного?...

...Это не сон!
Это - вся правда моя, это - истина,
Смерть побеждающий вечный закон.
Это - любовь моя!
Это сокровище -
Дар неизменный тебе, что давно еще
Был принесен...
В древний поток изменений заброшена,
Я уплываю, - и время несет меня
С края на край,
С берега к берегу, с отмели к отмели...
Друг мой, прощай!

Ты ничего не утратил, по-моему...
Вправе и пеплом и прахом играть -
Создал бессмертной возлюбленной образ, -
Блеск и сиянье бессмертной возлюбленной
вызвать из сумрака можешь опять!

Друг!
Это будет вечерней игрою,
Не помешает меня вспоминать...
Жадным движеньем обижен не будет
Трепет левкоев на жертвенном блюде.
Ты обо мне не печалься напрасно -
Дело достойное есть у меня,
Есть у меня мир пространства и времени...
Разве избранник мой беден? О нет!
Всю пустоту я заполню опасную, -
Верь, что всегда выполнять я намерена
Этот обет.
Если же кто-нибудь, озабоченный,
Ждать меня будет с тайной тревогою, -
Счастлива буду - вот мой ответ!

Из половины светлой месяца в темную
половину вынеся
Благоухающий сноп тубероз, -- пронеся их дорогою долгою,
В ночь теневой половины месяца
Жертвенный мог бы украсить поднос?

Кто и меня увидал бы в радости
Безграничного всепрощения?..
Соединятся злое и доброе, -
Им на служенье себя отдам!

Вечное право я получила,
Друг мой, на то, что сама отдала тебе...
Ты принимаешь мой дар по частям.

Слыша печальных мгновений течение,
Ими наполни ладонь - и напейся:
Сердце мое, как пригоршню, любовно
Я подставляю твоим устам...

О, несравненный!
Я дар принесла тебе:
Все, что дарю, - мне тобою даровано:
Сколько ты принял - настолько должницею
Ты меня сделал...
О друг мой, прощай.



Конечно, Тагор писал не только о любовных томлениях и выборе между социально-приемлемой жизнью и зовом сердца. Как индийский брамин, он прекрасно знал и чувствовал древнюю духовную культуру своей страны (которая обычно отстранялась от светских ценностей и порядков, провозглшая отреченный путь аскета самым быстрым путем к освобождению от кармических перепетий). Сам Тагор, помимо прекрасного знания духовных текстов древней Индии, встречался с Парамахамсой Йоганандой и получил от него посвящение в крия йогу. Ощущение “поднятия духа к Вечности” передает стихотворение «Йог»...

Величав и одинок, руки простирает йог,
Глядя на восток.
На закате – лунный рог, море плещется у ног,
Небосвод глубок.
Перед йогом – меркнет мгла, свет исходит от чела,
На лице покой.
Чуть решается дохнуть на его нагую грудь
Ветерок морской.
Широко простор открыт. Посреди миров стоит
Одинокий йог.
Он огромен и космат, волны робкие дрожат,
Лишь коснутся ног:
Нерушима тишина, мир объят пучиной сна,
Но незаглушим
Голос моря, – он поет, славя солнечный восход
Гулом громовым.
Йог один на берегу. Волны тают на бегу…
И в душе его
Необъятный океан, даль, ушедшая в туман,
За предел всего.
Йог, молчание храня, стережет рожденье дня,
Далью окружен.
За его спиною ночь тихо уплывает прочь,
Погружаясь в сон.

Там – небесная река – Ганга мчит сквозь облака
Звездный свой поток.
Там – темнеющий закат, здесь – сиянием объят
Неподвижный йог.
Словно светом божества, озарилась голова.
Солнечным огнем.
А на западе, вдали, угасает ночь земли
Пред возникшим днем.
Над бескрайностью зыбей яркой россыпью лучей
Запылал восход.
Тайны величавей нет, чем сияющий рассвет
Над лазурью вод.
Вся морская глубина света теплого полна,
Смотрит на восток, -
Разогнав туман густой, рдеет лотос золотой,
Огненный цветок.
И светлы и горячи, обоймут его лучи
Весь земной предел.
Поднял руку йог – всевед и стихи священных Вед
Медленно запел.

И, возможно, ближе к ночи, даже в пронизанном миллионами электронных вибраций мегаполисе, где безостановочно крутятся три кольца машин, если успокоить ум, получится уловить эту мелодию из прошлого, мелодию возвышенной души, которая навряд ли уже сюда вернется.

Скачать аудиокнигу “Стихи Тагора” (читает И.Журавлев) http://www.mahadev108.com/audio-rus/

Рабиндранат Тагор (1861 - 1941) — индийский писатель, поэт, композитор, художник, общественный деятель. Его творчество сформировало литературу и музыку Бенгалии. Он стал первым среди неевропейцев, кто был удостоен Нобелевской премии по литературе (1913). Рабиндранат Тагор принадлежал к одному из древнейших индийских родов. Его предки занимали влиятельное положение при дворе правителей Бенгалии. Фамилия его произошла от Тхакур – в переводе «святой владыка», которую иностранцы преобразовали в Тагор. На своих землях близ Калькутты он основал университет традиционных индийских наук и искусств в поселении Шантиникетан, который работает и по сей день (Вишва-Бхарати Университет, где в том числе ведется обучение иностранцев на английском языке http://www.visvabharati.ac.in ).