Вход
как связаться?
Голосуй за любимого учителя !
  • Практика хатха-йоги: с 2002 г.;
  • Преподавание хатха-йоги: с 2005 г.;
  • Ведущий преподаватель центра йоги “Прана”, г.Москва;
  • Ведущий преподаватель курса для инструкторов центра йоги «Прана»;
  • Дипломированный специалист по лечебной физической культуре.

Меня зовут Дмитрий Демин. Я родился в 1979 году в Москве. С 1986 по 2002 год жизнь текла по известной и проторенной колее – вначале школа, затем институт, 15 лет обучения и предсказуемых шагов со ступени на ступень. Одновременно с завершением учебы в институте, в жизни остро встал вопрос о самоопределении и направленности дальнейшего движения. Профессия экономиста-математика, полученная в институте, меня устраивала мало. Другой я не имел.

Безусловно можно считать случайностью, что именно в эти дни мое внимание привлекла книга, давно лежавшая на моем столе. Книгу эту положила на стол моя мама, уже некоторое время интересовавшаяся вопросами здорового образа жизни и альтернативных путей решения проблем с физическим и психическим здоровьем современного человека. В этой брошюре в том числе описывалась йогическая техника очищения – так называемая шанкх-пракшалана-крийя, которая заключается в том, что человек постепенно выпивает несколько литров соленой воды, посредством определенных несложных упражнений направляет ее по кишечнику и выпускает через задний проход. Из любопытства я попробовал выполнить эти 4 упражнения – и понял, что даже это мне не под силу, поскольку для их выполнения не хватало ни силы, ни гибкости тела. И решил, что это весьма интересный вызов.

До этого я много раз пробовал начать «заниматься со своим телом», выполняя отжимания, подтягивания, принимая с утра холодные ванны, однако всякий раз прекращал буквально через несколько дней. Развитие тела самого по себе всегда было лишено для меня реального смысла в связи с его неизбежным старением и смертью. Однако самые первые попытки выполнить позы йоги, подкрепленные чтением книг, говоривших о том, что позы в йоге важны не сами по себе (как гимнастические упражнения), а своим воздействием и на сознание человека, показали мне, что эта «гимнастика» совершенно не похожа на все, с чем мне приходилось сталкиваться о этого. Почти сразу я ощутил, что практика йоги выстраивает некий внутренний «стержень» и позволяет сохранять более продуктивный и позитивный взгляд на мир независимо от жизненных обстоятельств. Я начал практиковать ежедневно. Очень скоро практика хатха-йоги стала самым важным и значимым «делом» в моей жизни.

Я благодарен моим первым и практически единственным учителям, у которых я занимался в зале на регулярной основе. Это был небольшой детский клуб недалеко от моего дома, который я нашел благодаря объявлению, наклеенному в вагоне метро. Ирина Толкачева (сейчас Поликарпова) и Ксения Романовская ввели меня в достаточно жесткий и интенсивный тип практики асан, основанный на подходе Черниговской школы хатха-йоги (С.Сидорцов, А.Таишев), корнями уходящий в практику Андрея Сидерского. От них я узнал о книге Сидерского «Йога восьми кругов», по которой и занимался некоторое время. С моей точки зрения практическая часть книги остается по сей день лучшей русскоязычной книгой, посвященной практике хатха-йоги. Практикуя достаточно интенсивно, я получил небольшую, но чувствительную травму, которая заставила меня задуматься и пересмотреть свой подход к практике. Важной вехой здесь стала книга Виктора Бойко «Йога: искусство коммуникации», которая помогла мне начать выстраивать более сбалансированный подход к личной практике, с большим акцентом на статические формы и расслабление в них. Уже тогда я понял, что внешне противоречивые подходы к практике (каковыми являлись, к примеру, подходы А.Сидерского и В.Бойко), глубоко внутри основаны на идентичных базовых принципах. Осознав и прочувствовав это на собственной практике, я продолжил процесс интеграции, впитывая знания и опыт, который получал на различных семинарах и из книг. Так постепенно складывалось мое понимание индивидуальной практики хатха-йоги – не как практики, основанной в целом на слепом подражании некоему выбранному сознанием авторитету, а как на постоянном творческом процессе анализа, опыта и переосмысления подходов различных школ. Особенно я благодарен за полученные знания и опыт Вячеславу Смирнову и Вячеславу Гуцалюку. Именно они поделились тем, как можно делать свою практику действительно светлой и радостной.

Практику хатха-йоги я пронес через работу курьером, бухгалтером и двухлетнюю службу в армии. Рассчитавшись с Родиной по милитаристским долгам, я вновь оказался в открытой ситуации выбора дальнейшего направления в жизни. Выбор пал на преподавание хатха-йоги. И пал не случайно. В жизни, как мне кажется, может быть немного более важных моментов, чем осознавание того, что делая некое дело, ты выполняешь свое предназначение. С преподаванием хатха-йоги в моем случае было именно так, поскольку ответ на вопросы «Что делать и как жить?» давно лежал в моих дневниках, и звучал он просто – надо «учить и лечить». Преподавание открывало передо мной именно эти возможности.

Далее было преподавание в нескольких небольших клубах, понимание предельной правильности сделанного мною выбора и непрекращающееся крайне шаткое материальное положение. Одно лишь преподавание хатха-йоги не могло дать необходимого материального фундамента – и тогда я решил вновь устроиться на офисную работу, не прекращая при этом как личную практику, так и практику преподавания. Этот период продолжался 2 года, в течение которого я начал постепенно глубже и глубже интересоваться аспектами анатомии и физиологии человека, особенно в приложении к йоге. Сильнейшим толчком к углублению этого интереса стало знакомство с Сергеем Агапкиным, представлявшим практику хатха-йоги предельно логично, системно, при этом, однако, не менее предельно приземленно. Я постарался интегрировать его знания и опыт в собственное видение как практики, так и преподавания, использовав все то, что мне было близко и понятно. Не менее важным стало изучение и, в последующем, перевод книги Д.Колтера «Анатомия хатха-йоги» (к сожалению, так и не выпущенной в свет издателями). Таким образом, в целом акцент моего понимания и внутреннего обоснования практики сместился в сторону своего рода «естественно-научного подхода», без потери, тем не менее, критически важной для меня внутренней духовной составляющей личной практики.

В 2007 году открылся центр йоги «Прана» и я был приглашен ее директором Михаилом Галаевым проводить 2 занятия в неделю. Вскоре я на практике реализовал новую на тот момент идею Михаила о создании регулярного курса для новичков, который мы назвали «Первые шаги в йоге». Курс с самых первых занятий пользовался огромным успехом и не секрет, что в течение следующего полугода подобные курсы появились в подавляющем большинстве йога-клубов Москвы. Я вел эти занятия более трех лет, отойдя от этого лишь в 2011 году. Постепенно «Прана» стала одним из самых крупных йога-центров Москвы и я полностью перешел на преподавание хатха-йоги, отказавшись от совмещения преподавания с офисной работой. С 2008 года в профессиональном аспекте я являюсь исключительно преподавателем хатха-йоги и групповые занятия провожу только в центре йоги «Прана».

В 2008 году стартовал первый в истории «Праны» обучающий курс для преподавателей хатха-йоги, проводившейся в тот год под эгидой Ишвара-йоги Анатолия Зенченко. На том курсе я впервые прочел цикл лекций «Анатомия и физиология йоги». Со следующего года концепция курса изменилась и я получил возможность более глубоко участвовать в обучении будущих преподавателей хатха-йоги, не только в теоретическом, но и в практическом аспекте. И по сей день эта часть моей преподавательской деятельности, которую я веду совместно в первую очередь с Ольгой Булановой, Владимиром Зайцевым и Михаилом Галаевым, является для меня самой ценной и вдохновляющей среди всего, что мне доводилось делать в качестве преподавателя хатха-йоги. Юля также принимает в курсе весьма активное участие, разработав и преподавая теоретический блок, посвященный основам йогатерапии, шаткармам и особенностям женской практики и практики в пожилом возрасте.

Практика йогатерапии плавно вошла в мою жизнь практически без моих желаний или усилий. Просто многим, приходившим заниматься, действительно был актуален более мягкий подход, четче направленный на конкретную проблему со здоровьем. А мои знания уже позволяли создавать необходимые терапевтические комплексы. Однако, для повышения собственной квалификации, с 2009 по 2011 год мы с Юлей обучались в РГУФКСиТ’е по программе “Лечебная физическая культура” и получили государственные дипломы о профессиональной переподготовке с правом ведения профессиональной деятельности в сфере “Физическая культура и спорт”. Темой моего диплома стала “Физическая реабилитация женщин молодого возраста при остеохондрозе поясничного отдела позвоночника на основе элементов хатха-йоги”.

Если бы меня спросили, что я считаю самым важным для современного человека в практике йоги, я бы уверенно ответил, что лишь одно. Одно-единственное. И это не наличие того или иного Учителя, просветленного в той или иной степени. Это не знания философии или анатомии йоги сами по себе. Это не поиск «правильного» направления йоги и не побег от «неправильных». Это одно – это искренность, настойчивость и регулярность собственной практики. Практики того, что каждый из нас лично для себя чувствует и называет – йогой. Независимо от того, что про это думают другие. Этот настойчивый собственный опыт собственной практики неизбежно будет открывать все новые и новые пласты этой безграничной науки и искусства – йоги. Йоги – как искусства деятельности. Как уравновешенности. Как процесса, уменьшающего страдание в жизни и позволяющей проживать ее более осознанно и радостно. Во благо себе и другим людям. Ибо жизнь – она все равно шире йоги. Больше йоги. Поскольку именно йога – для жизни, а не жизнь – для йоги.

Света и радости в практике!

Добавить в закладки

отзывы

0
Авторизуйтесь, чтобы добавить отзыв.