Вход
Голосуй за любимого учителя !

Величайшая жизненная заслуга великого древнегреческого философа Сократа состояла в неутомимой борьбе с ложью, тщеславием и корыстолюбием своих современников. Сократ был сын скульптора Софрониска и повивальной бабки Фенареты. Он родился в Афинах 469 г. до Р. Х., и умер в 399 г., пожертвовав жизнью за убеждения. В начале своей биографии Сократ занимался ремеслом своего отца, но на 30 году оставил его и с тех пор жил в бедности. Подобно всем афинским гражданам, он принимал участие в войнах своего отечества, находился, между прочим, в том войске, которое, в начале Пелопоннесской войны, осаждало Потидею, и участвовал в битвах при Делосе и Амфиполе. На военном поприще он не только отличался храбростью, но своею стойкостью и терпением заслужил удивление изнеженных соотечественников. В битве при Делосе, где афиняне были разбиты наголову, Сократ сражался с такою храбростью, что впоследствии один из полководцев говорил, что афиняне непременно одержали бы победу, если б все так блистательно выполнили свои обязанности, как Сократ. Когда афинское войско обратилось в бегство, он спас свою честь упорною обороною во время отступления. Окруженный врагами, Сократ неминуемо бы погиб, если б его не освободил подоспевший на помощь Алкивиад. 

В государственном управлении Сократ принимал участие лишь настолько, насколько этого требовал долг гражданина. Он хотел служить своему отечеству не как государственный человек, но как учитель народа и судья нравов. Не обращая внимания ни на выгоды, ни на опасности, Сократ всегда действовал согласно своим убеждениям, приходилось ли ему высказывать свое мнение в суде, или произносить приговор в народном собрании. Так, например, когда после битвы при Аргинузских островах судили оставшихся в живых военачальников за неисполнение их обязанностей, Сократ, несмотря на волнение народа и угрозы демагогов, один из всех тогдашних пританов противился осуждению обвиненных. Во время владычества Тридцати тиранов, когда столько граждан было умерщвлено или осуждено на изгнание, Сократа не преследовали, хотя он однажды прямо воспротивился приказанию тиранов. Без сомнения, он был пощажен только потому, что не принадлежал ни к какой политической партии и не хотел играть никакой роли в государстве, или, как он сам выражался, потому, что никогда не имел честолюбия.

О частной стороне биографии Сократа, особенно об его семейных отношениях рассказывают множество вымышленных анекдотов, сделавших из его истории какой-то роман. Позднейшие писатели древнего мира передали нам о его жене, Ксантиппе, различного рода анекдоты, появившиеся только после смерти философа. По их рассказам, Ксантиппа была самая несносная и беспокойная женщина. Но в сочинениях афинских писателей времен Сократа, как враждебных, так и расположенных к нему, содержащих в себе много подробностей его частной биографии, мы не встречаем ничего подобного. Ксенофонт, любимый ученик и друг философа, говорит в одном месте, что Сократ, напротив того, очень уважал свою жену. Он действительно рассказывает, что Ксантиппа была капризна и однажды поссорилась со своим мужем; по всей вероятности, это обстоятельство и дало повод к тем преувеличенным рассказам, вследствие которых имя Ксантиппы, как злой женщины, обратилось в поговорку.

Сократ употребил для своего образования все, что только могло ему представить его время. Он глубоко изучил математику, физику, грамматику, музыку, поэзию и различные отрасли философской науки; ознакомился, под руководством Продика Кеосского, с искусством софистов и, находясь в знакомстве с Аспазией и другими знаменитыми женщинами, старался усвоить себе светское образование.

Первоначальная цель всех стремлений Сократа сосредоточивалась на одной мысли – узнать истину; он не думал, как большая часть философов того времени, ни основывать школы, ни ораторствовать публично, и не заботился, подобно софистам, о приобретении богатств с помощью тех средств, которые ему давали наука и образование. Эта высокая цель отличала Сократа от всех современных философов и вывела его на новую дорогу.

Одаренный от природы здравым, практическим умом, Сократ не мог удовлетвориться тогдашним направлением философии и тем ходом, которым шло её развитие от первого появления этой науки до перерождения в диалектику и софистику. Первоначально стремления греческих философов были почти исключительно направлены к познанию природы и предметов отвлеченных; но такому человеку, как Сократ, все мудрствования о природе, основанные не на фактах и наблюдениях, а на выводах и умозаключениях, должны были казаться несостоятельными и бесполезными. Он ясно сознал всю нелепость того, что при исследовании первоначальной причины всего и вопросах о божестве не обращают внимания на нравственные склонности человека и свойства человеческой природы. Сократ понял очень хорошо, что ложным путем мнимого знания и понимания, современники его были доведены до тщеславного самообольщения и приучились диалектическими и софистическими злоупотреблениями философы пренебрегать основные законы нравственности и насмехаться над всяким истинным чувством.

Поставив главною целью своих философских исследований изучение законов нравственности и природы человека, Сократ занимался философией не для философии, как искусством для искусства, но старался о её приложении к действительной жизни. Направление деятельности Сократа внушило Цицерону следующие слова: «он первый, – говорит римский писатель, – свел философию с неба в города и жилища, внес ее в действительную жизнь людей, которых приучил размышлять о себе, отдавать себе отчет в своих действиях и намерениях, в добре и зле, и сознавать настоящую цель жизни». Так понимал и сам Сократ изречение «познай самого себя», служившее надписью над входом в Дельфийский храм, сказав, что в этих словах заключается истинная мудрость. Он говорил, что сверхчувственные предметы, сокровенные силы и конечные причины природы непостижимы для человеческого разума, да если б и можно было их понять, то это не принесло бы никакой существенной пользы жизни и её целям. Чтобы показать все превосходство здравого смысла над ученостью и знанием, Сократ, в противоположность софистическим крикунам своего времени, утверждал, что сам он ничего не знает, и уже одно это сознание доказывает, что он был умнее других людей.

На протяжении всей своей биографии Сократ не думал создавать и строить новой философской системы; его простое, популярное учение предназначалось для каждого непредубежденного человека. Выступая с одним здравым смыслом на борьбу против заблуждений своего времени, он этим самым думал удачнее противодействовать влиянию софистов. Он не желал учить своих современников различным философским воззрениям и делать из них ученых, но хотел приучить людей мыслить и сделать их разумнее и лучше. Оттого Сократ не имел школы, а был только народным учителем, философом, который хотел действовать на ум и сердце современников, развивать и облагораживать людей. Самый способ философской проповеди Сократа вполне соответствовал его главной цели, и очень понятно, что он не основал особой школы, не построил никакой системы. Сократ никогда не читал лекций, но учил, спрашивая, так что казалось, что в разговорах с другими он сам только искал истины. Философ, шутя, говорил, что, помогая развитию других людей, он в умственном отношении продолжает занятие своей матери. Его талант учить методою катехизическою, т. е. в вопросах, был так велик, что этот способ преподавания и теперь часто называется сократовским. Постоянно и добросовестно стремясь узнать истину, Сократ дошел до такой уверенности в справедливости своих убеждений, что мог во всем полагаться на себя. Этот инстинктивно действующий рассудок, развитый им в борьбе с господствовавшими тогда диалектикою и софистикою, он называл своим гением-хранителем, который никогда его не оставляет, предостерегает в опасностях и удерживает от заблуждений. Не основав особенной школы, Сократ сгруппировал около себя молодых людей, которые, находясь в постоянных сношениях с ним, получили образование под влиянием его учения или усвоили себе его направление. На них-то и смотрели как на учеников Сократа. Знаменитейшими из них были: историк Ксенофонт, Алкивиад, тиран Критий, сделавшийся во время своего владычества врагом прежнего учителя, великий философ Платон, так называемый, сократик Эсхин, получивший это прозвание для отличия от оратора Эсхина, Эвклид Мегарский, Аристипп Киренский и Антисфен Афинский. Нам передано об отношениях Сократа к его ученикам и о сближении с ними много разных анекдотов, и хотя большая часть этих мнимых биографических сведений вымышлена, но все они, вместе взятые, определяют характеристические черты практического философа и его учения и в то же время указывают на господствовавшие о нем взгляды в позднейшем греческом мире. Знакомство Сократа с Ксенофонтом произошло следующим образом. Встретив однажды на улице молодого человека, красота и наружность которого понравились философу, Сократ остановил его и спросил, не знает ли он, где продается мука и другие припасы. Когда Ксенофонт указал ему место, Сократ спросил его: «А знаешь ли, где можно приобрести мудрость и добродетель?» – и, увидев изумление молодого человека, сказал: «иди за мной, я покажу тебе». С того времени Ксенофонт сделался самым горячим приверженцем и учеником философа. Два другие ученика Сократа, Эвклид Мегарский и Антисфен Афинский были так преданы своему учителю, что, несмотря на отдаленность своих жилищ (последний жил в Пирейской гавани, отстоявшей от города почти на две мили) пользовались каждым удобным случаем, чтобы быть с ним вместе. Даже запрещение ходить в Афины, объявленное жителям Мегары по случаю войны, возникшей между обоими городами, не могло остановить Эвклида, приходившего к Сократу переодетым в женское платье. Молодой Эсхин, желая сделаться учеником философа, боялся придти к нему, видя его окруженным богатыми юношами. Узнав об этом, Сократ сказал ему: «неужели ты так мало ценишь себя и ни за что не считаешь подарка, который ты мне делаешь в себе самом?» 

После всего сказанного не может быть и речи о философской системе Сократа, нравственные правила которого никогда не имели характера догматического учения, твердой и законченной систематичности. Сам Сократ за всю свою биографию не написал ни одного сочинения, не считая нужным записывать свое учение, приспособленное только к духу времени и к потребностям тогдашней жизни. Трое из его учеников – Эсхин, Ксенофонт и Платон – записали изречения своего учителя в той диалогической или катехизической форме, в которой сам он излагал свое учение. Но все трое представляют своего учителя так, как сами его понимают, и часто приписывают ему свои собственные мысли.

Нельзя, однако, сказать, чтобы взгляды Сократа были совершенно независимы от той философии, которая преподавалась до него в Афинах, потому что духовная жизнь людей, подобно внешним событиям истории, тесно связана с общим ходом дел и является только результатом всех обстоятельств, имевших на нее влияние. По всей вероятности, воззрения Сократа ближе всего подходили к учению ионийской (милетской) школы. Ученик Анаксагора, Архелай, которого некоторые писатели древности прямо называют учителем Сократа, преподавал в Афинах вместе с философией природы и нравственное учение, которое, кажется, имело более всего влияния на взгляды и направление великого философа. Впрочем, учение этих двух философов далеко не было сходно; философия Архелая только вызвала философию Сократа, но не послужила для неё содержанием. Философия Сократа, развившись из учения Архелая, была совершенно новым, самостоятельным учением, имевшим мало общего со своим источником.

Не считая вообще философских систем надежными руководительницами человека в жизни, Сократ не следовал в своей практической деятельности ни одной из школ, развившихся до него, и не признавал поэтической народной религии (бывшей в то же время государственной религией), исполняя однако внешние её обряды. Он видел, что его современники, стремясь только за ученостью и внешними благами, предпочитают всем остальным наукам софистику и диалектику, сделавшиеся модною философией, как средство достичь своих корыстных целей; видел, что тщеславные афиняне гордятся только блеском знания и отвергают истины, очевидные для каждого здравомыслящего человека, но нетерпимые и ненавидимые эгоистами и корыстолюбцами. Сократ презирал подобные цели, так же как и средства, служившие к их достижению. Все его стремления были направлены к тому, чтоб сделаться самому умнее, узнать начала добра, уметь всегда отличать истину ото лжи и определить себе настоящую цель жизни. Развить природный ум людей приобретенными сведениями и житейской опытностью, внушить доверие к собственным силам тем, которые не имели софистического образования, обратить внимание своих современников на нравственные побуждения и цели, показать им пустоту софистических мудрствований и бесполезность исследований о человеке, мире и божестве, не основанных на наблюдении и опыте – вот что было главной целью его деятельности, существенной задачей его жизненной биографии. Выступив с правдою и чистыми побуждениями на борьбу против современников, Сократ подвергся преследованию своих тщеславных и корыстолюбивых врагов, боявшихся его стремлений. Но среди всех гонений он сохранял спокойствие, умеренность и твердость, и наконец пожертвовал жизнью за истину, которую проповедовал.

Знакомый со всеми софистическими тонкостями и уловками, Сократ, с помощью своей иронии и сатирического таланта, успешно боролся против пагубного влияния софистов, – и в этом отношении его деятельность имела особенно благодетельные последствия. Все стремления Сократа были в высшей степени полезны уже по одному тому, что имели характер отрицательный и, следовательно, были главным образом направлены к уничтожению лжи и низости; сверх того, его учение, назначенное для народа и приспособленное к его понятиям, было хорошо и потому, что заменило собой древнюю религию, уже утратившую все свое значение. Но, с другой стороны, деятельность Сократа имела и свои вредные последствия. Его философия, предназначенная исключительно для жизни, была перенесена учениками в школу, облечена в форму и превращена в систему. К этому нужно присоединить еще то замечание, что никакая философия, никакие правила разума и нравственности не могут заменить религии у неразвитых людей, составляющих огромное большинство. Для них недостаточно одного простого сознания добра: им нужна еще игра фантазии, страх и надежда, нужно, чтоб страсти противопоставлялась страсть.

Не принадлежа ни к какой политической партии и не желая никогда принимать участия в государственных делах, Сократ не мог быть опасен тогдашнему правительству, и потому беспрепятственно продолжал свою деятельность под владычеством тиранов, которые с ожесточением преследовали всех лучших граждан. Но положение его изменилось, когда, с восстановлением демократии, выступили на сцену толпы софистов, лицемерных жрецов и корыстолюбивых государственных людей. Для них Сократ был слишком опасным врагом. Пока длилась Пелопоннесская война, поглощавшая все внимание народа, враги Сократа не имели возможности возбудить против него народа: но с восстановлением мира можно было действовать успешнее, и Сократ, даже в старости, был им так страшен, что они не хотели выждать его и без того уже близкой смерти. Враги Сократа соединились, чтобы общими силами преследовать его. Прежде всего они старались клеветою восстановить против него общественное мнение. Для возбуждения ненависти к Сократу они воспользовались еще свежею в памяти народа тираниею свирепого Крития, ученика Сократа, и презрением к религии другого его ученика, Алкивиада. И Критий, и Алкивиад были, правда, в сношениях с Сократом, но они никогда не имели склонности следовать его нравственным принципам, а старались только приобрести себе философское и образование, для преследования своих честолюбивых планов и, достигнув цели, оставили своего учителя; Критий был даже решительным его врагом. Но при непостоянстве и легкомыслии народа, все было возможно в Афинах. Так старались распространить мнение, что учение Сократа воспитало в Алкивиаде и Критии атеистические и тиранические идеи, принесшие столько вреда афинянам. Враги Сократа могли тем легче рассчитывать на успех, что философ не очень благосклонно отзывался о действиях народного собрания, часто действительно безрассудных, и, следовательно, не трудно было представить его человеком, враждебным народной религии и существовавшему правлению.

Когда таким образом общественное мнение было достаточно подготовлено, враги Сократа открыто выступили против него. Они формально обвинили его в том, что он отвергает существование богов и своим учением развращает юношество. Защищаясь перед судом, Сократ не употреблял тех средств, которыми обыкновенно, пользовались обвиненные, чтоб подействовать на судей и склонить их на свою сторону; он остался верен себе, и в минуту опасности говорил энергично, с полным сознанием собственного достоинства. Со свойственною ему ловкостью и иронией, он опроверг своих обвинителей и, доказав самым очевидным образом нелепость взведенных на него обвинений, пристыдил и осмеял своих врагов. Обращаясь к судьям, Сократ говорил так смело и решительно, что привыкший к лести народ несколько раз прерывал его речь ропотом, и за это главным образом признал его виновным. По афинскому судопроизводству осужденному дозволялось, до произнесения приговора, объявить какого рода наказание, по его мнению, он заслужил. Подсудимые пользовались обыкновенно этим правом, чтобы склонить судей к более легкому приговору; но Сократ, считавший себя невинным, объявил с полным сознанием своего достоинства, не обращая никакого внимания на чувствительность судей, что, в награду за свои попечения о благе афинян, он заслужил права обедать в пританее на счет государства. Судьи приговорили его выпить чашу с ядом (обыкновенный род смертной казни в Афинах). Со спокойствием и твердостью выслушав приговор, Сократ отвечал на него краткой речью, в которой с полным благородством доказал своим судьям как легко бы ему было спасти себя, но что, в течение всей биографии неуклонно следуя своим правилам, он скорее перенесет все возможные несправедливости, чем отступит от своих убеждений. 

В сочинениях Платона, знаменитейшего из учеников Сократа, находится сказанная Сократом в свою защиту речь, написанная так, как будто Сократ действительно произносил ее перед судьями. Но эта речь не принадлежит Сократу, она написана уже после его смерти и с другою целью самим Платоном. Передав в ней в общих чертах то, что говорил Сократ и как он держал себя перед судьями, Платон влагал в уста своего учителя свои слова, имевшие, очевидно, целью оправдать и почтить его перед всем греческим народом. Оттого в частностях сочинение Платона может и не согласоваться с тем, что действительно говорил Сократ.

Смертный приговор, произнесенный над Сократом, мог быть приведен в исполнение только через тридцать дней, потому что корабль, ежегодно отправляемый в Делос с жертвенными дарами, незадолго перед тем отплыл и не скоро должен был вернуться. Между тем, по древнему закону, никакая казнь не могла совершиться в то время, как корабль находился в пути. Эти последние дни своей биографии Сократ провел, как всегда, со своими учениками, ежедневно приходившими к нему в темницу. Спокойствие и твердость не покидали его и тут; он остался до последней минуты верен своим правилам и убеждениям. За несколько дней до казни, один из учеников философа предложил ему бежать, но Сократ не хотел воспользоваться представлявшимся случаем, потому что думал и учил, что ничто не дает людям права не повиноваться законам государства.

Добавить в закладки

отзывы

0
Авторизуйтесь, чтобы добавить отзыв.